Блог

В ТЕНИ ЖИЗНИ – СМЫСЛ И ТЯЖЕСТЬ ДЕПРЕССИИ.

Альфрид Лэнгле. Лекция о депрессии. 2021 г.
Ниже мы приводим перевод выступления доктора Лэнгле.


Сегодня, по всей вероятности тема не очень приятная, ведь кому нравится размышлять о депрессии? И тем не менее это важно, важно, чтобы педагоги и психологи понимали и знали о депрессии, потому что депрессия — это очень широко распространённое явление. Если взять систему образования, то где-то 10% учеников и примерно 10% учителей регулярно страдают от депрессии, еще 5% более лёгкие нарушения, а от 3 до 5% страдают от тяжёлой депрессии - эти люди нуждаются в медикаментах.
Большинство людей не имеют никакого представления о том, что же такое депрессия, и поскольку с людьми, у которых есть депрессия, можно говорить совершенно нормально, они бессимптомные, тогда обычный человек говорит человеку в депрессии: «ну соберись, соберись же и предприми что-то, не будь таким инертным». Депрессивному человеку и без того плохо, и когда он слышит что-то подобное, то у него ещё больше возникает чувство вины, и ему становится ещё хуже. Если вы только эту мысль запомните и унесёте с собой из этого вечера, то мы можем считать, что он потрачен не зря.
Человеку в депрессивном состоянии никогда нельзя говорить: «соберись, предприми что-то, сделай что-то и не будь таким ленивым» - этого говорить никогда и ни в коем случае нельзя. Это лучшее, чтобы ему стало ещё еще хуже. Даже, если любящий человек призывает своего близкого, находящегося в депрессии к активности, к сосредоточенности, преодолению своей инертности — это совершенно не работает, это неправильно. Многие люди, страдающие депрессией, они не решаются пойти к специалисту, к врачу, потому что они считают, что они как-то могут сами справиться со своей проблемой. Допустим, если вы учитель, и вы видите, что ученик в депрессивном состоянии, то постарайтесь каким-то образом сообщить ему или родителям, что ему нужна профессиональная поддержка и помощь, потому что здесь не идёт речь о какой-то слабости характера, но здесь речь идёт о слабости в отношении к жизни. Если мы посмотрим на феномен депрессии с экзистенциальной точки зрения, то мы можем сказать, что депрессия — это история очень сложных отношений с жизнью. Мы все знаем, что наши отношения могут быть иногда очень трудными: отношения с друзьями, с родителями, с родственниками. Человек не может поверить, что больше не получается понимания, и вот так же, как и в отношении с другими, у нас может случиться непонимание и в нашей любви к жизни. Вот это отношение к жизни сегодня не стало проще.
Хотя, что касается выживания у нас есть некоторое чувство надёжности, безопасности, наша цивилизация является фактором, который вносит вклад и влияет на возникновение депрессии. У нас нет больше такого непосредственного отношения к жизни, благодаря широкому распространению техники, различных достижений цивилизации, как у нас это было в более древние времена. Например, нам не нужно больше ходить просто пешком, потому что есть машины, есть лифты, есть другие способы передвижения, и таким образом человек все реже и реже имеет контакт с естественной землёй, с животными, с растениями, которые его питают.
В огромном числе случаев между нами и природой вторгаются какие-то совершенно искусственные вещи, вот по этой причине человек больше не может так тонко чувствовать естественную жизнь. Без непосредственного соприкосновения с землёй, с растениями, с животными, со всем тем, что питает человека, отношение к жизни становится сложнее. Тема депрессии тесно связана с темой жизни, я хочу в начале нашей беседы провести рефлексию. Давайте подумаем, когда я в последний раз имел такое ощущение, такое чувство – «да, это действительно жизнь, вот здесь я живу». Большинство людей часто отвечают: это такие ситуации, в которых я переживаю себя сильным, когда мне весело, где я могу смеяться или плакать, танцевать и наслаждаться чем-то, где много движения, потому что я благодаря этому могу много чувствовать. Или, где меня что-то волнует или где я просто в гневе от чего-то, где проявляется моя сексуальность, и как правило, мы связываем понятие жизнь с сильными образами, в которых мы проживаем много чувств.
А вот если я думаю о чём-то болезненном, о какой-то неудаче, где мне что-то не удалось, где проявляется моя слабость, где я чего-то не могу - это переживается как «там нет жизни». Естественно, мы знаем, что к жизни относятся такие чувства как страх и смерть, но, если мы внутри вот таких процессов находимся, у нас есть чувство, что мы не внутри жизни, мы как бы на границе жизни, мы как бы на запасном пути. Человек, который больной, слабый, которому что-то не удалось, который постоянно терпит неудачу, мы его называем лузер, и естественно, что вот такого рода понимание оно накладывает отпечаток в отношении человека к феномену в депрессии, и также к социальной позиции человека, который имеет склонность к депрессии, и естественно накладывает отпечаток на самооценку. Когда я нахожусь в состоянии депрессии, то я как бы не участвую в жизни, я прохожу мимо жизни, и вот из этого вытекает глубокое отрицающее отношения к депрессии, и это отношение ещё только усиливает депрессию и становится всё хуже.
Мы сейчас будем рассматривать более пристально жизнь, но жизнь, если мы про это подумаем более глубоко, то она характеризуется прежде всего тремя элементами:
жизнь — это всегда обмен с миром: мы дышим, мы движемся, мы едим, мы пьём. Без такого живого обмена мы чувствуем себя мёртвыми. Если кто-то мёртв, то у него больше никакого обмена с миром нет.
жизнь — это постоянные изменения, это постоянная метаморфоза, нечто текущее, жизнь имеет природу воды - она течёт.
в нас заложена витальная сила природы, жизненный порыв, либидо — то, что нас оживляет.
Таким образом нужны: обмен, изменения и естественная природная сила.
Для поддержания этого нужны:
отношения, чтобы возник обмен;
нужно время, чтобы что-то могло меняться и течь;
нужна некоторая близость, чтобы эта естественная сила могла расти.
Таким образом нужны: отношения, время и близость — это три столпа, три фундамента жизни. Хорошая жизнь означает: я живу в хороших отношениях, у меня есть время, или я выделяю время на то, что для меня важно, ценно, на свои отношения. И мне нравится, мне хочется быть в близости, чтобы было соприкосновение с чем-то или кем-то. Если я вот так могу жить, то это хорошая профилактика от депрессии.
И одновременно в этих трёх элементах находятся и те элементы, с которыми мы работаем, когда мы работаем в депрессии. Мы можем сказать, что депрессия — это потеря отношений с жизнью. На основе этой потери мы становимся в отрицательную позицию по отношения к жизни, мы говорим жизни нет. Отрицание или отклонение жизни — это центральная причина для возникновения депрессии. Отрицание жизни означает: что вот так, как я сейчас живу и чувствую, я не хочу жить и это уже не жизнь. Глубинная основа для такого отрицания жизни — это редуцированное или суженное переживание ценностей. Я хочу сейчас описать простую формальную структуру, как может возникнуть депрессия, как человек может прийти к депрессии.
Основа этого заключается в переживании того, что хорошо для меня, что ценно – оно сужено. Например, мы раньше могли пережить как радостное событие: прогулка, цветы, музыка или что-то красивое, оно больше не доставляет нам радости. Тогда это ведёт к ощущению душевного голода, потому что то, что мы ощущаем как нечто ценное, имеет некоторое качество переживания, а именно то, что мы переживаем, это ценное поддерживает и развивает нашу жизнь. Например: мы едим что-то, что нам очень нравится, это переживается как: это очень здорово, как хорошо, как приятно. Когда мы вместе с друзьями, которые нам очень нравятся, близкие люди мне могут сказать: как с вами приятно, как здорово, и мы переживаем в такие минуты или в таких ситуациях, что наша жизнь начинает как бы вибрировать, как бы оживляться. Мы переживаем, что вот эта ценность, вот это благо для нашей жизни, оно нашу жизнь как бы поддерживает и развивает. Мы переживаем такое состояние, что вот это переживание нас ведёт к тому, что мы говорим жизни да. Например, мы находимся в хорошей компании с друзьями, то говорим» ой как здорово, как хороша жизнь, как хочется жить!
Но когда больше такого переживания не наступает, что тогда моей душе даёт питание, то, что мы переживаем, как нечто благое, нечто ценное — это питание нашей души.
Если мы не воспринимаем больше такого питания, потому что она нам не даёт этого импульса, тогда у души наступает голод, и здесь наступает депрессия. Если мы не можем больше принять это душевное питание, не можем его ассимилировать, тогда мы душевно беднеем или слабеем и начинаем ощущать жизнь, как какой-то груз. Например, одна тридцатитрехлетняя женщина описывает, как она себя чувствовала прежде, чем у нее наступила депрессия. Она была, так сказать, здорова. Она говорила: «у меня было такое ощущение, что ничего не имеет значения, делаю я то или другое, мне было всё равно. Проблем никаких не было, но и чувств тоже не было, было все как-то хорошо, все было удобно, ничто мне не причиняло никакой боли. Я выполняла свои повседневные задачи, свои какие-то обязанности, мне всего хватало, всё было хорошо. Но я ничего от жизни не получала, у мне не было ощущения, что чего-то в ней не хватает, всё было нормально. Я смотрела вокруг себя, вроде бы все так и живут, в течение многих лет я считала, что жизнь вот такая, все так живут, так устроена жизнь.
Но я не могу сказать, что я себя чувствовал по-настоящему хорошо, но изменить я тоже ничего не могла, но мне и не нужно было ничего менять, у меня была работа, у меня были отношения, то есть какой-то партнёр был, было что поесть, где спать и ничего больше, вроде, как и не нужно. Но я не была счастлива. Ощущение было как будто я смотрю какой-то фильм, что-то мне нравилось в этом фильме, что-то мне иногда не нравилось, но вот это был какой-то фильм. Было ощущение, что как-то не очень я хорошо себя чувствую, но я не понимала, чего мне не хватает. Однажды мне приснился сон. Мне приснилось, что я умираю, и это было такое ощущение, такое чувство опасности, что я больше ничего не могу переживать жизнь, не могу больше жить. Я проснулась в таком горячем поту, с таким ощущением, что смерть передо мной, и вот это ощущение смерти, что оно до сих пор меня не оставляет. Тут я заметила, как я хочу жить, я не хочу больше быть зрителем. А поскольку я не знала, как это жить, то я впала в депрессию. Когда эта депрессивная фаза закончилась, она сказала: «теперь я могу чувствовать, что я здесь, и я могу себя как бы вложить во что-то, я могу участвовать в чём-то. Теперь жизнь меня касается, она имеет отношение ко мне. Вот этого ощущения у меня не было, я не чувствовал вот этого. Было тело, оно ходило и была голова, голова мыслила, но это было всё пустое, безжизненное и ощущение некоторой дистанции, то есть связь с жизнью отсутствовала».

Когда человек переживает депрессию он чувствует внутреннюю блокаду: жизнь тяжёлая, радости нет, удовольствия никаких, человек функционирует подобно автомату. Негативные чувства преобладают, а позитивных становятся всё меньше и меньше. Всё как-то тяжело, и чувство появляется я плохой, и это типичное чувство у депрессивного – я неудачник. И это типично, что человек, страдающий депрессией считает, что он виноват в своем состоянии, я такой плохой, мне постоянно ничего не удаётся, другие живут нормально, они лучше меня. И это ещё тяжелее для него видеть окружающих, все всё могут лучше, чем он. Человек в депрессии чувствует себя виноватым, слабым и не понимает, как он может себе помочь. Ощущение такое, что если я посмотрю, что я вообще-то должен делать, и что я могу делать и делаю, то получается я как муравей перед какой-то горой, с которой невозможно справиться. В тяжелой депрессии симптомы могут быть настолько интенсивными, что человека нельзя мотивировать вообще, мотивация что-то делать пропадает полностью, а у человек нет никаких сил, даже чтобы сделать себе кофе или чай нужны какие-то совершенно огромные усилия. Естественно, если человек в таком состоянии, он не хочет больше жить, и это естественно, что у людей в таком состоянии появляются мысли о самоубийстве.
У них появляется чувство, что это больше не жизнь, и смерть они видят, как выход. Если люди не могут больше наслаждаться прекрасным, ценным и хорошим, не могут принимать себя, не могут усваивать, тогда они оказываются на перепутье, в этой точке решается, куда пойдёт дальше траектория, либо она пойдёт к улучшению, либо она пойдёт в сторону депрессии. А именно, то, что они переживают, они уделяют этому внимание, они входят в это, допустим разочарование какое-то, какой-то стресс, тогда они дают всему этому на себя воздействовать, касаться себя. Из такой базовой позиции, что и негативные переживания жизни — это часть жизни, она принадлежит моей жизни. Если они эту темную сторону жизни, тяжёлые элементы жизни принимают в свою жизнь как ее часть, естественно, что тогда человек чувствует боль, страдания и тяжесть. Но как раз благодаря близости и благодаря тому, что я уделяю этому внимание и чувствую это, человек приходит в обмен с этим трудным опытом, тогда в моё отношение проникает жизнь, тогда это страдание или эта тяжесть, она меня касается, она во мне отзывается, и тогда могут наступить слезы, и я печалюсь, наступает грусть. Я начинаю переживать грусть и печаль, и через вот это состояние грусти, состояние траура, состояние печали, если я это чувствую и переживаю, то я соотношусь с этим, и вот тогда у меня возникают отношения с жизнью. Жизнь начинает внутри меня действовать, развиваться, мобилизоваться, появляются слёзы при сильном чувстве печали, и они говорят мне: «алло, я твоя жизнь, ты не один, я с тобой, я всегда, всё время здесь, я живу». Так же как весной, мы смотрим вроде бы голые ветви, и вдруг там почки, и они начинают расти, развиваться, и из них возникают побеги. Точно так же возникает жизнь, она развивается и снова идёт дальше.
Многие люди не любят это делать, потому что все эти неприятные чувства, я не хочу с ними иметь дело, и они отодвигают эту сторону жизни от себя, и, если у них какие-то тяжелые переживания или какие-то разочарования, у них не возникает этого процесса грусти и печали, который перерабатывает вот эти тяжёлые переживания. Они не могут прийти в хорошие отношения со своей жизнью. Грусть и печаль — это активный процесс восстановления отношений с жизнью, вот как раз тут и возникает это перепутье. Если я пережил какую-то потерю и разочарование, я обращаюсь к этому, я даю этому на себя воздействовать. Готов ли я что-то тяжелое рассматривать или принять, как часть своей жизни, видеть в этом часть своей жизни, тогда такая позиция, такое отношение улучшает моё отношение к жизни. Но если я вместо того, чтобы обратиться к этому, уделить внимание и принять тяжелую сторону жизни, наоборот, отворачиваюсь от нее и отгораживаюсь от нее, тогда мы приходим к потере отношений с жизнью, тогда мы не принимаем свою жизнь в её целостности, и здесь начинается моё внутреннее дистанцирование, прессинг, и вот это внутреннее дистанцирование ведёт к депрессии.
Депрессия — это не прожитая грусть, не прожитый траур, не прожитая печаль. Если я не принимаю вот это отношение к жизни, тогда я все в большей мере чувствую себя беспомощным, пытаюсь делать всевозможные вещи, чтобы выбраться из этого состояния, но это не помогает. Если мы отворачиваемся от жизни, то впадаем в защитные реакции, которые становятся хроническими и закрепляются, и человек всё время чего-то избегает. Например, человек просыпается утром и уже думает: «Господи сейчас вставать не хочу, с друзьями встречаться неохота, вступать в какие-то отношения тоже не хочу». Еще у депрессивного человека проблема сказать нет. У них появляются чувство: я не имею права сказать нет, и тогда постепенно возникает полное истощение, человек просто сдаётся, сила уменьшается, потому что питания ценностями больше нет. Вот на основе этих защитных реакций образуются и закрепляются такие установки, которые фиксируют депрессию, то есть депрессивный человек он больше не чувствует, что хорошо и что важно.
Как же ему тогда ориентироваться при принятии решений? Тогда у него возникают нормы, вот на эти нормы он и начинает ориентироваться. Например, мать у неё есть в голове каталог того, что хорошая мать должна делать для детей. И естественно, что уровень этих нормативов очень высок, то есть если уж мать хорошая, то она должна быть хороша во всем. Она наполнена желаниями, поскольку она больше не чувствует, что хорошо, жизнь удалась тогда удалась, когда у меня есть муж любящий и двое детей, а так как у меня этого нет, значит злюсь на жизнь. Такую жизнь мне не нравится, я не хочу так жить, и поскольку чувство собственной ценности себя нет, то такой человек постоянно себя сравнивает с другими людьми, естественно только с теми, которые намного лучше, а те которые хуже, к ним только сочувствие, а те которые лучше них, как как они считают, они постоянно от них получают как бы послание: «посмотри какой ты неудачник, как всё у тебя плохо».
Таким образом возникает порочный круг что человек вот с такой вот депрессивной динамикой всё глубже и глубже погружается вот в это состояние, с одной стороны они себя защищают своими защитными копинговыми реакциями, а с другой стороны они стараются всеми силами успокоить нечистую совесть. И вот так возникает вот этот порочный круг, как некоторая ответная реакция, они стараются, но ничего не получается. Вот такая стратегия отдаляет решение, и у человека всё меньше и меньше энергии, сил становится все меньше, но он всё больше старается напрягаться и старается выбраться, и снова следующая попытка что-то улучшить ведет к переживанию, что ничего не меняется ничего не улучшается. И вот такая стратегия она заканчивается, тем что они сдаются. У них возникает так такое ощущение, что никогда больше хорошей жизни у меня не будет, возникает тоска по смерти, мысли о самоубийстве, потому что это кажется им единственным решением.
Это было такое формальное описание динамики, как человек приходит в депрессию. Из-за потери ценности, например, или разрыва в отношениях или после смерти близких, и так далее. Какие-то такие события могут стать спусковым крючком, и если ценности теряются, то моя жизнь становится бедней. Если я, наоборот, не отворачиваюсь, а поворачиваюсь и уделяю внимание и принимаю вот эти потери, начинаю плакать и во мне начинается процесс такой грусти, печали, вот в этом случае это поддерживает меня в здоровом отношении к жизни. Если я, отворачиваясь от такой жизни, и отклоняю тяжёлые переживания, потому что я не хочу, чтобы они были в моей жизни, моё отношение к жизни становится плохим, ценности больше не касаются меня, тогда возникает нужда, голод души, с такими действиями и эрзацами, которые не могут заменить мне то, что я потерял, и начинается депрессия.
Вначале мы сказали, что депрессия всегда связана с ограниченным переживанием ценного, и моя жизнь тогда получает слишком мало питания, и теперь мы спускаемся на более глубинный уровень и можем сказать, как к этому приходит человек, а именно, когда человек отворачивается от теневой стороны жизни, а не поворачиваются к ней.
Я хочу сейчас коротко сказать о содержаниях, которые ведут ко всем формам депрессии:
если человек переживает какие-то дефициты, недостаток в чём-то, например, у ребёнка рано умирает мать, ребёнок не переживал настоящей близости и тепла, или то, о чём человек мечтал в своей жизни, не реализовывалось, и тогда ощущение такое, что в жизни не хватало чего-то, я должен был всё время как бы голодать. Если у человека есть такой жизненный фон, то на этом фоне может возникнуть депрессия.
депрессия может возникнуть если есть блокады чувств, если человек слишком много страдал, если кто-то пережил насилие, если человека отталкивают постоянно, родители или друзья. Тогда жизнь становится слишком болезненной, и чтобы защититься от этих жизненных ран, от этих травматичных переживаний, человек ограждает себя таким непроницаемым панцирем, не дает жизни затрагивать себя, то есть он не чувствует ничего. Такие не переработанные травмы и запущенность в детстве, ведут к тому, что человек становится толстокожим, и он больше не чувствует ценности, которые к нему могут быть вокруг него.
если есть чувство, что не хватает сил полноценно жить, слишком слаб человек, из-за нехватки витальных сил, это часто бывает биологически, органически обусловлено, когда трансмиттеров, которые в мозгу должны обеспечивать соответствующие процессы попросту, не работают, и в этом случае, в этой форме депрессии нужны медикаменты. Они переживают себя неудачниками, потому что у них не хватает сил, им должна быть оказана помощь терапевта.

Следствием вот этих трёх переживаний, дефицита, тяжелых переживаний, травматизации и нехватки сил нарушается глубинное отношение к жизни, во всех трёх формах возникает ощущение: жизнь моя жизнь нехороша, я не хочу больше участвовать в этой жизни, и вот таким образом возникает нарушение базового отношения к жизни.
И несколько слов о том, как можно помочь в этой ситуации.
Во-первых, предложить человеку хорошие тёплые отношения, понимающие, принимающие отношения, это могут быть учителя, это могут быть родители, это могут быть друзья. Затем как бы пригласить человека, страдающего депрессией пережить настоящее, например, построить чёткую структуру дня, фазы выделить в течение дня, уделить время тому, что они делают вместо того, чтобы отвернуться от настоящего, и всё время переваривать прошлое. Таким образом начинается работа, уход за отношениями, тому, что человек переживает в настоящем, в течение дня в своих отношениях с другими, в отношении самого себя, и затем работать с этим чувством неудачника.
Например, кто-то говорит я неудачник, потому что я не пошёл на экзамен.
Тогда мы спросим: а что тебе помешало? Что бы было, если бы ты пошёл на экзамен?
И почти всегда выясняется, что был какой-то смысл не идти на экзамен, это была защита, ценность этого решения была в том, что это была защита для данного человека. Если человеку так плохо, то он не в состоянии действительно хорошо сдать экзамен.
Депрессивный человек должен жить под девизом: каждый день делать для себя что-то хорошее, а это очень тяжело для такого человека.
В-третьих, важно знать, что чувство вины не означает действительную вину, депрессивный человек у него есть чувство вины и это симптом болезни, но не потому, что он действительно виновен в чем-то, собственно вина означает то, что человек не проживает ответственность, но что человек сознательно принял решение, о чём он знал или чувствовал, что то, что он делает это нехорошо, это не в порядке.
И наконец последний вопрос: имеет ли депрессия смысл? Мы видим смысл в том, что депрессия как бы учит нас и хочет нас привести к тому, чтобы мы обращались к жизни в ее целостности, чтобы заново обращались к своей жизни, чтобы мы оставляли прошлое в прошлом, наши ожидания, то, что принуждало нас, чтобы мы в конце могли сказать себе: хотя я что-то потерял, но я завоевал более глубокие отношения с жизнью.
Благодарю вас за внимание.

https://www.youtube.com/watch?v=4ef3UYxK7Ng